4 Февраля, 2020

Ученые Сеченовского университета рассказали о новейших возможностях лечения рака

В 2018 году ВОЗ прогнозировала 236,9 новых случаев заболевания раком на каждые 100 тысяч населения земного шара. Из них 55,2 – это рак молочной железы, 33,1 - рак простаты, 27,4 – рак легкого, 24,2 – колоректальный рак, и 15,1 случаев на 100 тыс. – рак шейки матки. Таков ТОП-5 наиболее распространенных локализаций злокачественных новообразований у людей всех возрастных и половых групп. Эти величины и градация напрямую зависят от возраста популяции. Так, после 55 лет по данным ВОЗ, на первое место выходит рак предстательной железы (189 случаев на 100 тыс.). Известно, что на начальных стадиях рак протекает бессимптомно и в 78 случаях из 100 на прием к онкологу пациенты попадают только тогда, когда требуется серьезная операция, зачастую приводящая к инвалидности. Между тем, достоверно установлено, что 25% пациентов, страдающих хроническими воспалительными заболеваниями, имеют все шансы стать онкологическими больными. Выступая на пресс-конференции, посвященной Всемирному дню борьбы против рака (отмечается 4 февраля), директор клиники и института кластерной онкологии, зав. кафедрой онкологии, радиотерапии и пластической хирургии МГМУ им. Сеченова Игорь Решетов рассказал о таком важном новом направлении медицины, как коморбидная онкология – когда онкологический диагноз сочетается с большим набором других заболеваний, что свойственно пожилым пациентам. Такие пациенты, по словам доктора, часто получают отказ в лечении у онколога, но в Сеченовском университете с этим научились справляться, собрав врачей 47 специализаций. «Наибольшее число опухолей имеет эпителиальное происхождение, для них свойственно фазовое развитие из предрака в рак, — отметил спикер. – И если мы сумеем предсказать рак на этом этапе, то вал нарастания заболеваемости будет срезан». Сегодня в распоряжении российских онкологов есть современные возможности диагностики и лечения рака, отмечали спикеры.В широкую клиническую практику прочно вошли исследования крови на онкомаркеры, отношение к которым у врачебного сообщества неоднозначное. Так, скрининг на простатспецифический антиген (ПСА) ошибается в одном случае из десяти, но лишь в одном случае из четырех повышенный ПСА означает рак. Это возможно и при других заболеваниях, например, при аденоме простаты. Поэтому следующим этапом диагностики становится биопсия. Но диагностическая эффективность ее составляет всего 40 % – рассказал заместитель директора по научной работе Института урологии и репродуктивного здоровья человека МГМУ им. Сеченова Дмитрий Еникеев. Решение, предложенное специалистами — «жидкая биопсия» с использованием микрочипа или анализ спермы, дающий точность диагностики 90%. Еще одна новация - фьюжн биопсия, или сопоставление данных обычной биопсии с данными МРТ, при этом точность диагностики удается повысить вдвое. «Мы научились справляться с урологическими раками. Но на первое место выходит качество жизни пациента, — отметил доктор. — Доля открытых операций на простате у нас составляет не более 9%, остальные 91% — это малоинвазивные операции, включая брахитерапию (имплантация радиоактивных источников), криоабляция (замораживание), нанонож (лечение электрическими импульсами через тонкие зонды), роботизированные операции. Все эти методики квотируются государством». Внедрение малоинвазивных методов хирургии позволяет спасти все больше возрастных, коморбидных пациентов, которым противопоказан общий наркоз. Низкая травматичность современных высокотехнологичных операций сокращает время выздоровления и реабилитации, сохраняет качество жизни пациентов – отмечают эксперты. Онкологические заболевания – одна из самых дорогостоящих областей медицины. Современные препараты и операции в сложных, запущенных случаях имеют стоимость, непосильную для большинства пациентов, а также ложится серьезным бременем на бюджет страны. Поэтому растет востребованность точной ранней диагностики и профилактики рака. Помочь в этом должны молекулярно-генетические технологии.«Нужно понимать, что онкологическое заболевание – всегда генетическое: это могут быть врожденные поломки в геноме, а могут быть приобретенные поломки в опухоли, — отметила директор Института персонализированной медицины, руководитель Центра персонализированной онкологии МГМУ им. Сеченова Марина Секачева. — Сегодня возможности генетического тестирования стали гораздо более доступными для общей клинической практики как по ценам, так и по наличию специалистов и оборудования. Теперь генетическое тестирование для определения конкретных изменений в конкретной опухоли заложено в программы госгарантий в целях подбора терапии. Опираясь на их результаты, мы можем предложить персонализированное лечение – когда препарат подходит к опухоли как ключ к замку». По ее словам, в университете разработали и запатентовали систему ранней диагностики рака. Благодаря искусственному интеллекту специалистам удалось получить индивидуальные портреты самых разных опухолей.